Мистические истории любви, или кое-что из семейной истории

Мистические истории любви, или кое-что из семейной истории

Весенняя депрессия, авитаминоз, который раза в два хуже зимнего, почти постоянное чувство усталости. Нервы наряжены так, что ничего, кроме как залечь носом в диван не хочется.юная панночка
Весенняя депрессия, авитаминоз, который раза в два хуже зимнего, почти постоянное чувство усталости. Нервы наряжены так, что ничего, кроме как залечь носом в диван не хочется. Слава КПСС, я женщина. И поэтому восхищенные взгляды мужа, коллег, и просто проходящих мимо мужчин, немного поднимают настроение, и до небес задирают самооценку.

Начальство, почему то брать в расчет весеннюю хандру, ну никак не собирается, и поэтому гоняет бедных нас, аки рабов на плантациях. Муж уехал в очередную Тьму – таракань Небоськинского района, Чертезнаеткакой области, и параллельно с работой, выкапывает там очередную историю про моих безголовых предков. Вот дались они ему! Хотя, осознание того, что в роду была высокородная польская шляхта, безусловно, греет. Женское тщеславие, вообще штука страшная.

А началось все, с того, что еще при знакомстве, мы выяснили, что у обоих эта самая шляхта есть. То есть, и у меня и у мужа. И, даже служили наши пре – пре- пре и пра – пра – пра под одним гербом. То есть, под одним сюзереном. Только мужнины предки были дисциплинированные, и с хорошими послужными списками и репутациями, а мои… В общем, мои были все в меня… Мужики – блестящие офицеры и не менее блестящие скандалисты и нарушители всех на свете общепринятых правил. За что, каждый год предавались очередной анафеме, и лишению титула. Женщины… тут отдельная песня. Ежели, пани Заборовская (при чем в любом поколении), сказала, что хочет снести церковь. Значит, церковь надо было сносить. И чем быстрее, тем лучше. Как выяснилось, женщины в моем роду все как одна были полными и безоговорочными безбожницами, и, совершенно гениальными манипуляторшами. А уж как юная панночка, засунутая родителями в монастырь, ухитрилась встретиться с паном – офицером, это тайна покрытая мраком. Но, самое интересное, что они встретились. И муж, основательно попыхтев в архивах, и подышав вековой (в буквальном смысле слова) пылью, это выяснил достоверно.
{reklama}Панночка – была моей прародительницей. Красавец – офицер, предком моего мужа. Дальше, как и все истории в то время, начинается натуральный дамский роман (и да простят меня противники этого жанра!). Ибо, панночка, была отправлена в монастырь не как будущая монашка, а всего на всего, на воспитание, травы целебные собирать, да молиться с утра до вечера, дабы из под венца не срулила, и найденную родителями блестящую партию не сломала. Но что такое «блестящая партия» для юной красавицы, и отчаянной вертихвостки? Правильно – чушь собачья. А уж сбежать из-под бдительного моняшего ока, и вовсе дело святое. Пан офицер, купленный на корню юностью и безговолостью, подает прошение на перевод в какую то глухую область, и, забрав любимую перебирается на границу. Потому что, кроме родителей панночки, пару преследуют его собственные родичи, усиленные родителями сговоренной невесты которую он, естественно пустил по боку. Что интересно, даже при таком, достаточно жестком повороте событий пара не развалилась. И домой, никто из влюбленных так и не вернулся. Но и родители от детей не отреклись. Так что, фамилии свои Ромео и Джульетта польского розлива носили до самой смерти. Дальше, история преподносит им еще много сюрпризов. Но в результате, то, что в результате. Муж, копаясь в архивах, обнаруживает еще несколько подобных пересечений наших с ним семейств.

Честно говоря, после подобных раскопок, оба начинаем верить, что есть некое предназначение. Муж задается вопросом, почему мы с ним так поздно встретились? Я, постоянно думаю о том, что… Тот душевный и психологический комфорт, который я испытываю с ним… Наверное не просто так. Наверное, это результат вот той самой… Средневековой «селекции». И постоянно вспоминаю нашу первую… Самую первую встречу. Ту самую, когда мы первый раз друг друга увидели…

Автобус пришел строго по расписанию. Я, стояла на порожках здания автостанции, и думала только о том, что с моим зрением, у меня вполне есть шанс его пропустить. Толпа, вывалившаяся из автобуса схлынула, и… Он шел по уже опустевшей площади. Я, несмотря на данное себе обещание, стоять, и не подходить… Сделала шаг вперед. Потом еще один. Просто очень медленные, очень длинные шаги. А потом, мы просто натолкнулись друг на друга, и начали целоваться. Не произнеся перед этим ни слова. Так, словно уже были много лет женаты, и я просто… Просто встречаю его из очередной командировки.

Вот так и начинаешь верить в то, что пан Сапковский не выдумал своих Геральта и Цириллу. А взял из жизни. Я не знаю, как называется то, что происходит между мной и мужем. Но, зато я точно знаю, что это ни с чем не сравнимое чувство заботы и защищенности надо беречь. И, очень хочу сказать… Сказать спасибо моему мужу! За все, что он делает, и за все те истории, которые он выкапывает сидя в архивах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *